ТОЧКА НЕВОЗВРАТА ДЛЯ УГОЛЬНОЙ ОТРАСЛИ


Ежегодно в преддверии Дня шахтера наш журнал традиционно обращается к теме безопасности труда в угольной отрасли. До недавних пор ее удавалось освещать в положительном ключе: количество травмированных уменьшалось, финансирование охраны труда возрастало, на шахтах устанавливались комплексные автоматизированные системы безопасности и т. д.
В этом году, как никогда, достигнутая ранее положительная динамика по указанным направлениям начала стремительно снижаться. Почему это произошло? С таким вопросом мы обратились к заместителю начальника Управления охраны труда, промышленной безопасности, физической и гражданской защиты – начальнику отдела охраны труда и промышленной безопасности Министерства энергетики и угольной промышленности Игорю Ященко.

– Игорь Алексеевич, достигла ли угольная промышленность Украины той точки невозврата, пройдя которую обратно дороги уже нет, когда утрачены не только шансы, но и надежды на восстановление и расцвет?
– Угольная отрасль была и продолжает оставаться убыточной, предприятия государственной формы собственности требуют дотаций из бюджета, которых государство, к сожалению, не может дать в полном объеме. В связи с финансовой несбалансированностью предприятий возникает целый ряд вопросов, касающихся обеспечения их работы, начиная с выплаты зарплаты и оплаты потребленной электроэнергии и заканчивая обеспечением всех производственных процессов, в том числе и в сфере охраны труда.
По моему мнению, точки невозврата угольная отрасль в целом не достигла, но отдельные угледобывающие предприятия находятся на грани.
На мой взгляд, когда тяжело отдельному человеку, коллективу, отрасли в целом, нужна программа выхода из кризиса. Концепция такой программы министерством уже разработана, но правительством пока не утверждена. На сегодняшний день существует острая необходимость – крайний срок до конца года – принять как концепцию, так и саму программу реформирования угольной отрасли.
Считаю, что это будет стартовой площадкой для постепенного выхода угледобывающих предприятий из кризисного состояния.

– Что предусматривает концепция реформирования угольной отрасли?
– Если говорить о концептуальном подходе, предполагается поддержка и развитие тех угледобывающих предприятий, которые в ближайшей перспективе могли бы выйти на положительный показатель рентабельности и стать инвестиционно привлекательными. Это шахты, которые имеют достаточные запасы угля, развитый шахтный фонд, квалифицированные трудовые ресурсы, востребованные марки угля и т. д. Из 35 шахт, находящихся на подконтрольной Украине территории, таких предприятий около половины. Остальные шахты, которые в силу разных обстоятельств не могут стать рентабельными даже в перспективе, будут постепенно выводиться из эксплуатации.
Концепцией программы предусматривается реформирование угольной отрасли в течение двух лет. Ее финансирование должно осуществляться из разных источников, в первую очередь за счет бюджетных средств, в том числе и сфера охраны труда. За этот период мы должны разграничить перспективные и неперспективные шахты, подлежащие ликвидации в течение следующих 2–5 лет. При этом безопасное ведение горных работ будет обеспечено на всех предприятиях, независимо от того, рентабельно оно или нет. В любом случае люди на каждом предприятии должны работать в безопасных условиях.

– В какой срок планируется закрытие потенциально нерентабельных шахт? Рассматривает ли министерство какие­либо варианты их перепрофилирования?
– Закрытие угольных шахт – процесс длительный, для этого нужны достаточно большие средства. За два года выполнения программы, если таковая все­таки будет принята, мы, образно говоря, должны провести линию между перспективными и неперспективными предприятиями.
Ситуация, когда процесс закрытия шахт тянется до десяти лет и более из­за отсутствия необходимых объемов бюджетного финансирования, конечно, негативна. Организационно, технически и технологически срок выполнения комплекса мероприятий по закрытию шахты не должен превышать 2–3 года, как это и предусмотрено проектом закрытия шахты.

– Вернемся к охране труда. До прошлого года в Украине действовали пятилетние государственные программы повышения безопасности выполнения работ в угольной отрасли. Сейчас об этом ничего не слышно.
– С 2001 по 2016 г. работа в сфере охраны труда и промышленной безопасности в угольной отрасли велась согласно пятилетним государственным программам, утвержденным соответствующими постановлениями Кабинета Министров.
Хочу сказать, что я большой сторонник планового, программного метода в решении любых, особенно сложных вопросов и глубоко убежден, что ни одной проблемы решить наскоком, штурмовщиной невозможно. Одна из застаревших, я бы даже сказал, системных проблем угольной отрасли – это неурегулированность вопроса финансирования охраны труда, которое осуществляется по остаточному принципу. Поэтому и результат, к сожалению, соответствующий.
Последняя Программа повышения безопасности труда на угледобывающих и шахтостроительных предприятиях на период с 2011 по 2015 г. была утверждена постановлением Кабинета Министров Украины № 521 от 18.05.2011 г. Срок ее действия закончился 01.01.2016 г.

Программой было предусмотрено выполнение мероприятий по охране труда и обеспечению промышленной безопасности по следующим основным направлениям:

  • усовершенствование системы управления охраной труда;
  • обеспечение безопасности технологических процессов;
  • усовершенствование систем вентиляции и дегазации шахт, предупреждение взрывов газа и пыли;
  • предупреждение возникновения газодинамических явлений (внезапных выбросов угля и газа);
  • обеспечение безопасной работы машин, оборудования технологических комплексов;
  • усиление противопожарной защиты угольных шахт;
  • внедрение новейших средств противоаварийной защиты, научно­технического обеспечения;
  • выполнение профилактических и аварийно­спасательных работ;
  • улучшение условий труда шахтеров.

Сравнивая показатели 2015 г. и 2011 г., можно увидеть главные результаты выполнения программы:

  • коэффициент общего производственного травматизма на 1000 трудящихся уменьшился в 1,7 раза (на 42%);
  • коэффициент частоты смертельного травматизма на 1 млн т добытого угля уменьшился в 2,1 раза (на 53%);
  • коэффициент частоты случаев аварий на 1 млн т добытого угля уменьшился в 1,6 раза (38%).

Незначительно снизился уровень профзаболеваний – в 1,1 раза (на 12%).
Благодаря выполнению данной программы мы достигли существенных результатов по комплексному решению накопившихся проблем в сфере охраны труда.

– Над какими нормативно­правовыми актами, касающимися безопасности труда в шахтах, работают специалисты сейчас?
– Разработкой большинства новых НПАОП и проведением различных научных и лабораторных исследований ранее занимались основные отраслевые институты: Государственный Макеевский научно­исследовательский институт по безопасности работ в горной промышленности (МакНИИ) и НИИГД «Респиратор».
Эти учреждения с 2014 г. оказались в зоне оккупации, поэтому работу над многими НПАОП завершить не удалось. Но у нас имеются проекты разработанных документов в первой редакции, и на сегодняшний день их доработкой занимается специально созданная рабочая группа.
Среди таких нормативно­правовых актов хотелось бы отметить Устав Государственной военизированной горноспасательной службы Украины (ГВГСС), Правила пожарной безопасности в угольных шахтах, разработанные рабочей группой в течение этого года. Сейчас осуществляется их подготовка к согласованию с различными министерствами и ведомствами, что необходимо для регистрации в Министерстве юстиции.
Во II полугодии мы намерены пересмотреть и согласовать новую редакцию еще двух нормативно­правовых актов. Первый – это базовый, основополагающий документ в сфере охраны труда – Правила безопасности в угольных шахтах.
Кроме того, планируется пересмотреть и доработать еще один важный документ – Руководство по проектированию вентиляции угольных шахт.

– Вы как­то говорили, что на угольных шахтах будет внедряться система управления охраной труда, основанная на риск­ориентированном подходе.
– На сегодняшний день на большей части угледобывающих предприятий уже внедрена новая система управления охраной труда, основанная на управлении рисками в соответствии со стандартом OHSAS 18001.
На госпредприятиях функционирует Система управления производством и охраной труда в угольной промышленности, разработанная в 2010 г. В 2017­м планируется выделение денежных средств для разработки нового отраслевого стандарта «Система управления охраной труда в угольной промышленности» в соответствии со стандартом OHSAS 18001, после чего он будет внедрен на всех предприятиях угольной отрасли.

– Как удалось закрепить проведение ряда работ, которые сопровождали отраслевые институты, за другими организациями?
– Не все удалось. Львиную долю работ взял на себя Институт геотехнической механики им. Н. С. Полякова НАН Украины, расположенный в г. Днепропетровске. Этот институт и ранее специализировался на проведении научно­исследовательских работ для угольной промышленности, но они касались преимущественно состояния горного массива, управления горным давлением, дегазации, применения анкерного крепления и ряда других аспектов.
Благодаря нашему сотрудничеству, продолжающемуся в течение двух лет со времени оккупации Донбасса, более 80% работ, связанных с обеспечением безопасного ведения горных работ, этот институт взял на себя.
Сотрудничают с угольщиками и Национальный горный университет, который также находится в г. Днепропетровске, научно­исследовательские институты рудной промышленности г. Кривого Рога, Западный, Луганский и Донецкий экспертно­технические центры Гоструда и другие организации. Они выполняют согласование работ, связанных с вентиляцией угольных шахт, дегазацией, управлением горным давлением, выбросоопасностью и т. д.
Однако еще остаются нерешенные вопросы. Что нам не удается сегодня сделать? Нет лабораторной базы и современных методик по определению самовозгорания угля и взрывчатости угольной пыли. Те лаборатории, которые ранее занимались этими вопросами, работали на старом оборудовании 70–80­х годов, основываясь на научных подходах 30–40­летней давности.
В плане научно­исследовательских работ министерства предусматривается разработка вышеуказанных методик. В дальнейшем необходимо создавать соответствующую лабораторную базу, при этом ориентировочная стоимость каждой лаборатории составляет 2–3 млн грн.

– Какова ситуация с угольными негосударственными предприятиями? Действует ли на них ведомственный контроль за состоянием охраны труда со стороны министерства?
– В апреле этого года мы провели расширенное совещание, на котором присутствовали и представители шахт негосударственной формы собственности. Мы договорились, что статистический материал о травматизме, анализ работы предприятий в сфере охраны труда и промышленной безопасности будут предоставляться в министерство для осуществления ведомственного контроля за предприятиями всех форм собственности.
Помимо этого, контроль за выполнением профилактических работ на предприятиях всех форм собственности, согласно Горному закону Украины, осуществляется ГВГСС. От них мы также получаем статистический и аналитический материал, в том числе и о результатах плановых и внеплановых проверок, проведенных горноспасательной службой.

– В свете того, что госпрограмма по безопасности в этом году не работает, какие крайне необходимые мероприятия не выполняются?
– Следует сказать, что у нас есть План основных мероприятий по повышению уровня охраны труда по предприятиям Минэнергоугля на 2016 г., утвержденный приказом № 1 Минэнергоугля от 04.01.2016 г.
Основные мероприятия, предусмотренные в плане, в значительной степени коррелируются и являются продолжением мероприятий, которые были заложены в государственной Программе повышения безопасности труда на угледобывающих и шахтостроительных предприятиях в 2011–2015 гг. В соответствии с данным приказом каждое предприятие подготовило программу мероприятий по повышению уровня охраны труда на 2016 г.
Программы по каждому государственному предприятию были обобщены и приняты в министерстве, после чего рассмотрены и утверждены на основании решения расширенного совещания по вопросам охраны труда 10.03.2016 г. Другими словами, программы по безопасности действуют по всем 35 государственным угольным предприятиям.

– А у кого теперь мы покупаем средства индивидуальной защиты? Ведь основные производители СИЗ для шахтеров остались на неподконтрольной Украине территории.
– Это вторая наша большая беда. На протяжении двух лет предприятиями была выполнена огромная работа по переводу своих производств на территорию, подконтрольную Украине. Некоторые из них пошли путем развития тех производственных площадей, которые находятся в центральных и западных регионах. Активизировали работу предприятия по ремонту и восстановлению шахтной техники, респираторов, огнетушителей, светильников. Но перенести завод или построить новый достаточно сложно и затратно. А импортную продукцию угледобывающим предприятиям приобрести не под силу, ведь европейские товары в разы дороже аналогичных отечественных. Поэтому ждем увеличения производственных мощностей украинских производителей.

– Вернемся к тем случаям травматизма, о которых говорили на ПДК. Можно ли назвать среди основных причин травмирования отсутствие или низкое качество СИЗ?
– Нет. Говоря о тех несчастных случаях, которые произошли на госпредприятиях, следует отметить, что здесь повлияли обстоятельства, связанные с совершенно другими факторами (нарушение технологии ведения работ, низкая производственная и технологическая дисцип­лина, несоблюдение потерпевшими норм и правил и др.).

– И в заключение наиболее болезненный вопрос – о востоке Украины. Что там происходит?
– Оценивая события на востоке с точки зрения обычного человека, могу сказать, что это большая беда. Что там происходит – трудно предположить. У нас нет, да и не может быть контактов с этими предприятиями.

Подготовила Людмила Солодчук

president banner1 banner4 banner3 banner2 banner5