«Священные коровы» Украины


Если нельзя, но очень хочется, то можно.
Шолом-Алейхем

Чуть больше года прошло с момента публикации статьи «Расследование окончено. Забудьте!» в № 8 за 2014 г. Речь тогда шла о причинах взрыва газа на автозаправочном комплексе компании «БРСМ­Нафта» (далее – «БРСМ»), который произошел 22 апреля 2014 г. под Переяславом­Хмельницким Киевской области. Из-за грубейшей ошибки при строительстве АЗК (нельзя также не упомянуть о беспечности и необученности персонала по вопросам безопасности) газ в результате утечки из крошечного отверстия в ржавой (!) трубе газопровода скопился в подвальном помещении (которого не было в проекте) и взорвался. Итог – шесть человек погибло, еще шесть получили травмы различной степени тяжести. Хотя с момента взрыва уже прошло полтора года, виновные в трагедии до сих пор не названы.

По большому счету этого никто и не собирается делать, поскольку, по слухам, фирма принадлежит к так называемым священным коровам, имеющим серьезных покровителей в верхах правоохранительной системы.
Когда сразу после аварии инспекторы Госгорпромнадзора бросились проверять подобные АЗС и АЗК, расположенные в различных регионах Украины, на предмет соблюдения правил безопасности при строительстве и эксплуатации, их оттуда попросту выгнали. А потом подоспел и мораторий на проведение проверок…
Все мои опасения, которые я высказал в той статье, сбылись: нарушения нормативно­правовых актов по охране труда при проектировании, строительстве и эксплуатации объектов повышенной опасности компании «БРСМ», а также отсутствие представителей Госгорпромнадзора в комиссиях при их сдаче в  эксплуатацию еще выльются в очередное происшествие. И таки вылились – в грандиозный пожар под г. Васильковом Киевской области, где в начале июня загорелась неф­тебаза опять-таки компании «БРСМ». Десять дней вся Украина в режиме онлайн наблюдала за чудовищным пламенем, многометровыми клубами черного дыма, героями­пожарными и всевозможными аналитиками, предсказателями и спикерами различных министерств и ведомств. Всех интересовал один вопрос: почему возник пожар? Отвечу коротко: потому что он был запланирован! Не сегодня, так завтра, не завтра, так через год. Но все равно рвануло бы! Потому что нельзя пренебрегать элементарными правилами безопасности.
Есть такие вещи, которые невозможно понять, поскольку они несочетаемы. Возьмем хотя бы литературу: живой труп, горячий снег и т. д. Так вот, как вы отреагируете на то, если я заявлю, что никакого пожара… не было?! По той простой причине, что горевшая нефтебаза нигде не зарегистрирована – ее нет в информационных базах органов государственной и местной власти!!! По документам – нет! Не верите мне? Тогда цитирую выступление министра внутренних дел Арсена Авакова на заседании Кабинета Министров Украины 12.06 2015:
– Установлено, что деятельность по переработке и реализации нефтепродуктов на этой базе осуществлялась без соответствующих разрешений о введении в эксплуатацию, деятельности нефтехранилища, выполнении работ повышенной опасности.
В Государственной архитектурно­строительной инспекции отсутствует любая информация относительно данного объекта. Государственная служба горного надзора и промышленной безопасности также не имеет сведений о деятельности этой нефтебазы…
Как такое может быть, спросите вы? Да очень просто: дело в том, что фирму «БРСМ» напрямую связывают в деловых кругах с бывшим министром энергетики и угольной промышленности Украины Эдуардом Ставицким, а все, что связано с этим человеком, это своеобразные «священные коровы», которые не подлежат ни контролю, ни проверкам, и вообще –  неприкосновенны.
Отсюда закрытые глаза контролирующих органов и вседозволенность в действиях полулегальной фирмы.
Напомню, что причиной взрыва на автозаправочном комплексе «БРСМ» стало нарушение требований государственных строительных норм при проектировании и строительстве объекта, что было доказано комиссией Госгорпромнадзора. Уверен, что и в случае с пожаром на нефтебазе «БРСМ» будут выявлены похожие нарушения. Уже сегодня специалисты говорят о том, что резервуары с нефтью были расположены непозволительно близко друг к другу.
По факту пожара распоряжением Кабинета Министров Украины от 9 июня № 583­р создана правительственная комиссия по ликвидации последствий чрезвычайной ситуации, которая возникла 08.06.2015 на нефтебазе «БРСМ» под Васильковом. А Госгорпромнадзором 11.06.2015 сформирована комиссия по специальному расследованию группового несчастного случая на этой же нефтебазе.
Работа обеих комиссий до сих пор продолжается, но, как стало известно из неофициальных источников, комиссию Госгорпромнадзора в первый ее визит на место событий даже не пустили на территорию нефтебазы, несмотря на разрешение следователя прокуратуры. Нечего, мол, вам там делать. Все документы в следственных органах, так что бродить по базе нет причин.
Руководство фирмы все еще рассчитывает на свою эксклюзивность, если не сказать, неприкосновенность. А может, так оно и есть?
Однако комиссия Госгорпромнадзора, несмотря на определенные сложности, работает. Составлен список погибших и потерпевших (соответственно 3 и 5 человек), которые подпадают под действие закона Украины «Об охране труда». Ведется работа с пострадавшими и родственниками погибших. Как стало известно буквально на днях, у членов  комиссии нет разногласий относительно квалификации данного группового несчастного случая. Главная задача, которую необходимо решить ее членам, – установить причины возникновения столь крупного пожара. А версий здесь – непаханое поле: поджог конкурентами, нарушение строительных норм, правил противопожарной безопасности, технологии производства и т. д.
Разборки между бизнес­кланами мы даже рассматривать не будем. Это прерогатива прокуратуры. Нарушения при проектировании и технологии производства, очевидно, имеют место, потому что резервуары – вот они, стоят рядом друг с дружкой, скорбные свидетели серьезных нарушений.
Несоблюдение мер безопасности тоже налицо. Все СМИ облетела информация, что для перекачки нефтепродуктов использовался бытовой насос, а не лицензированный.
Необученность персонала – тоже реальность. Потому что, как опять же заявляют СМИ, это не первый пожар на данном объекте повышенной опасности. Но если раньше с возгоранием удавалось как-то справляться, то на этот раз не получилось. Отсюда и запоздавший (почти на два часа) вызов пожарных.
Мы в XXI веке живем, и на объекте повышенной опасности должны быть независимые датчики либо другие приборы, которые автоматически оповещают спасательные службы о чрезвычайной ситуации. Но здесь их не оказалось, ведь объект – нелегальный.
Вопросов хватает. Ответов – нет. По факту пожара и его последствий работает государственная комиссия, комиссия Госгорпромнадзора и Генеральная прокуратура. Когда мы узнаем о результатах их расследований – неизвестно. Много вы знаете о результатах расследования взрыва на АЗК «БРСМ» под Переяславом­Хмельницким? То-то же.
Почему я написал этот материал? Просто стало известно, что Кабмин выделил 47,75 млн грн на ликвидацию последствий пожара на нефтебазе в селе Крячки Васильковского района Киевской области. Соответствующее решение закреплено распоряжением Кабинета Министров Украины № 715 от 23 июля.
В частности, 1,16 млн грн направлено на выплаты одноразовой денежной помощи пострадавшим и семьям лиц, погибших во время ликвидации последствий чрезвычайной ситуации (из расчета 200 000 грн за каждого погибшего члена семьи и 70 000 грн на каждого пострадавшего). Кроме того, 46,59 млн грн выделено для возмещения расходов, связанных с ликвидацией последствий чрезвычайной ситуации.
Погибли и пострадали люди, населению, окружающей среде, государству нанесен ущерб, который возмещается из кармана… налогоплательщиков.
А «священные коровы» продолжают пастись на наших полях.

P. S. О результатах специального расследования комиссии Госгорпромнадзора редакция сообщит по его завершении.

Владимир Терещенко, собкор

president banner1 banner4 banner3 banner2 banner5
Замовити дзвінок