ПОБЕДИТ ЛИ СПРАВЕДЛИВОСТЬ?


Главное управление Гоструда в Харьковской области в суде защитило интересы семьи железнодорожника, который погиб во время рейса. Однако не всех это устроило.

Поздним вечером 15 января 2015 г. со станции «Харьков­Пассажирский» отправился в дальний рейс проводник Харьковского вагонного участка бригады № 1 поезда № 225/226 сообщением «Харьков – Ужгород» 42­летний Руслан Стадник. В рейсе он обслуживал вагон № 4 вместе с проводником Валентиной Ткач. По прибытии поезда в пункт оборота на станции «Ужгород» к утру 17 января весь состав поезда был переставлен на пути техстанции для отстоя. В 8 часов утра Р. Стадник сдал смену напарнице. После этого решил в свободное время вместе с другим проводником Михаилом Рубаном сделать в городе необходимые покупки. На ужгородском рынке мужчины приобрели разный товар, который довезли на такси до территории вокзала. Там они позвали своего коллегу Ивана Мазуна, чтобы тот помог донести вещи до вагонов.

Обстоятельства трагедии
На записи с камеры видеонаблюдения, установленной на 3­й платформе станции «Ужгород», зафиксировано, как Р. Стадник, М. Рубан и И. Мазун сначала перенесли свертки на 3­ю платформу на начало перрона, а потом напрямик через 6­й путь к вагонам отцепленного харьковского поезда, стоявшего напротив. Спустя некоторое время каждый пошел в направлении своего вагона. После этого живым Р. Стадника никто не видел. Трагедия произошла 17 января в 9 часов 40 минут.
Комиссия по специальному расследованию несчастного случая установила, что машинист маневрового тепловоза ужгородского депо Иван Петрышак (именно он в то утро управлял тепловозом ЧМЭ3), подъезжая к широкой платформе между 6­м и 7­м путями увидел человека, шедшего по краю перрона в попутном с движением тепловоза направлении. Машинист подал сигнал большой громкости, но, несмотря на это, мужчина при приближении поезда внезапно начал переходить путь перед ним. И. Петрышак применил экстренное торможение. Однако из­за малого расстояния наезда на человека избежать не удалось. Шансов выжить у Р. Стадника, попавшего под колеса тепловоза, не было. По результатам судебно­медицинской экспертизы, которую провели ужгородские специалисты, было установлено отсутствие содержания алкоголя в крови погибшего.
Так кратко можно изложить обстоятельства трагедии, которая произошла с железнодорожником. Дома на Харьковщине у него остались жена и двое малолетних сыновей.

Расследование: разные мнения
Автор этих строк в течение нескольких недель изучал многочисленные материалы специального расследования несчастного случая, которое проводили сначала специалисты отдела расследований теруправления Госгорпромнадзора в Харьковской области, а затем Главного управления Гоструда в регионе. Пришлось ознакомиться и с материалами нескольких судебных заседаний, инициированных представителями предприятия, в частности регионального филиала «Южная железная дорога» ПАО «Украинская железная дорога». Они не согласились с окончательными выводами специального расследования, связавшего несчастный случай с производством.
Аргументы юристов «Укрзализныци», почему это происшествие следует считать случаем непроизводственного характера, были очень сомнительны. Например: «Территорию смертельного травмирования проводника Р. Стадника нельзя считать территорией, где расположены обособленные подразделения государственного предприятия «Южная железная дорога», а нужно считать территорией ГТОО «Львовская железная дорога». Более того, проводник погиб, по мнению юристов железнодорожного ведомства, во время отдыха, следовательно, случай не связан с производством.
Кстати, со всеми этими доводами еще на этапе расследования категорически не соглашался первичный профсоюзный комитет предприятия, где работал погибший. По мнению коллег потерпевшего, случай произошел, когда проводник находился в рейсе. Поэтому нужно принимать во внимание не место фактической трагедии, а то, что произошла она во время пребывания в рейсе.
Член комиссии по расследованию несчастного случая, заместитель председателя профкома вагонного депо В. Турляев высказал такое мнение: «Согласно графику дежурств провод­ников вагонов поезда № 225/226 направления Харьков – Ужгород, рейсовому журналу линейного начальника поезда В. Золотухиной, проводник Р. Стадник должен был работать в вагоне № 4 во вторую смену с 15 по 18 января 2015 г. Однако бланк учета населенности и расхода постельного белья фактически показывает, что он работал и в первую смену. Комиссии по расследованию несчастного случая не были предоставлены данные из оригинала рейсового журнала. Поэтому было невозможно установить, есть ли в нем отметки начальника поезда о том, что проводники работают согласно утвержденным графикам, находятся ли они на рабочих местах или покидают их по своим делам в пункте оборота и формирования».
В. Турляев пришел к выводу, что в этом случае имела место переработка рабочих часов проводником Р. Стадником свыше установленной законодательством нормы времени. По мнению профсоюзного активиста предприятия, «переработка рабочих часов и привела к усталости организма у работника Стадника Р.В. Позднее это и послужило причиной несчастного случая… Также имеют место бесконтрольность и бездействие руководства предприятия, в частности нарушения в вопросах организации труда работников. А именно, относительно начисления и оплаты труда работников поездных бригад, учета их рабочего времени, создания надлежащих условий труда, соблюдения режима труда и отдыха, оплаты сверхурочных часов работы работников и т. п.».

О чем говорят документы
Добавить, как говорится, нечего… Однако хотелось бы кое­что спросить у юристов «Укрзализныци», составлявших иск в административный суд первой инстанции о признании несчастного случая таким, что не связан с производством. Разве им не известно, что согласно их же ведомственному нормативному акту – приказу «Укрзализныци» № 40­Ц от 10.03.1994 г. «Особенности регулирования рабочего времени и времени отдыха отдельных категорий работников железнодорожного транспорта, работа которых непосредственно связана с обеспечением безопасности движения поездов и обслуживанием пассажиров» началом работы локомотивных и поездных бригад, обслуживающих вагоны­транспортеры сочлененного типа и т. п., является время явки работника на место постоянной работы (депо, электродепо, линейный пункт, резерв, пункт подмены локомотивных бригад, пункт оборота локомотивов) по графику, наряду или вызову; окончанием работы – момент оформления соответствующей технической документации после сдачи локомотива, поезда, состава, секции или вагона в депо или пункте смены».
Также в соответствии с п. 3.2 раздела 3 «Рабочее время и время отдыха в Харьковском вагонном участке № 1», Правил внутреннего трудового распорядка ее работников (утверждены протоколом № 227 от 19.08.2009 г. собрания трудового коллектива) «рабочим временем поездных бригад является время с момента явки на рабочее место постоянной работы до момента окончания работы, согласно разработанным графикам по направлениям действующего расписания поездов, фактическая работа которых отображается в поездных маршрутах».
Именно на этой трактовке отраслевого нормативного акта основывалась при составлении акта по форме Н­1 и принятии решения комиссия по специальному расследованию указанного несчастного случая, созданная в Главном управлении Гоструда в Харьковской области. Момент наступления несчастного случая с проводником Р. Стадником следует считать рабочим временем и, соответственно, нужно связать его с производством. Так как же можно иначе трактовать эту ситуацию? Впрочем, у руководства одного из крупнейших в регионе предприятий относительно гибели работника имелась собственная точка зрения. Вместо того, чтобы помочь семье железнодорожника, предприятие, на котором он работал, начало делать все, чтобы вдова и сироты не получили ни от него, ни от Фонда социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний ни копейки. Позиция более чем странная!

Гоструда: на защите прав работников
Разумеется, мириться с решением суда первой инстанции, вынесенным в пользу работодателей, были не намерены специалисты органа государственного надзора за охраной труда. Решительная, бескомпромиссная позиция начальника ГУ Гоструда в Харьковской области Елены Назаренко, профессиональные аргументы юриста управления Юлии Никишиной, представленные в местном апелляционном суде в ответ на предыдущее необоснованное решение суда первой инстанции, помогли получить положительный результат. Представители Гоструда, которые встали на защиту семьи, доказали ошибочность толкования трудового законодательства и доводов юристов «Укрзализныци» относительно того, что время отдыха работника в рейсе не должно учитываться при расчете рабочего времени.
Осуществив основательный анализ трудового законодательства, внутренних приказов ПАО «Украинская железная дорога», материалов специального расследования, письменных и устных объяснений всех сторон судебного заседания, коллегия судей Харьковского апелляционного административного суда под председательством судьи В. Калиновского все же стала на сторону справедливости. В своем постановлении от 14.03.2016 г. (дело № 82/11552/15) судьи приняли решение об удовлетворении апелляционной жалобы Главного управления Гоструда в Харьковской области в полном объеме и отменили предыдущее постановление суда первой инстанции о признании недействительными результатов проведения специального расследования несчастного случая со смертельным исходом. Постановление вступило в силу с момента его оглашения. Итак, можно надеяться, что справедливость победила!
Но, как оказалось, это еще не конец истории! Работая над статьей, автор посетил отделение исполнительной дирекции Фонда социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний Украины в Харьковской области. Как отметил заместитель начальника управления Виктор Кравченко, руководство местного отделения Фонда не поддерживало позицию «Укрзализныци», поскольку понимало, что в случае победы предприятия в суде без средств к существованию останутся вдова и дети погибшего железнодорожника. И что на стороне предприятия в местных административном и апелляционном судах Фонд выступал сугубо формально, соблюдая требования процессуального судопроизводства.

* * *

И вот новый виток в этом деле. 29 марта судья Высшего административного суда Украины А. Еремин принял решение «открыть кассационное производство по кассационной жалобе отделения исполнительной дирекции ФССНСУ в Харьковской области на постановление Харьковского апелляционного административного суда от 14 марта 2016 г. в деле по иску ПАО «Укрзализныця» в лице регионального филиала «Южная железная дорога» к Главному управлению Гоструда в Харьковской области.
Таким образом, согласно решению суда, по требованию так называемой третьей стороны – в деле областного управления отделения Фонда – судебное дело № 820/11552/15 будет истребовано из апелляционного суда в Харькове в Высший административный суд в Киеве и уже там может рассматриваться неизвестно сколько времени.
И снова юристы всех задействованных сторон станут приводить различные аргументы, чтобы высокий суд принял справедливое, единственно верное решение. Неизвестно лишь, кто и как будет возмещать семье погибшего железнодорожника не только материальный ущерб в связи с потерей кормильца, но и моральный вред за страдания, пережитые ею из­за фактически антигуманной позиции работодателя и чиновников, которые по долгу службы обязаны защищать интересы трудящихся.

Вадим Кобец, собкор

president banner1 banner4 banner3 banner2 banner5