ОПРАВДАЛИСЬ ЛИ ОЖИДАНИЯ?


Наконец после полуторагодичной задержки обнародованы первые результаты пересмотра хорошо всем известного НПАОП 0.00-4.12-05 «Типовое положение о порядке проведения обучения и проверки знаний по вопросам охраны труда» (далее – ТП): на сайте Гоструда появился проект нового Типового положения (далее – Проект).
О первых впечатлениях от знакомства с этим документом.

О КОЛИЧЕСТВЕННОЙ СТОРОНЕ ВОПРОСА
Еще на первом заседании рабочей группы по пересмотру ТП было принято решение осуществить его путем внесения изменений в действующий акт, текст которого насчитывает 65 пунктов. Изменения, предлагаемые авторами Проекта, касаются 28 из них, то есть большей половины. Для того чтобы оценить масштабы и весомость предлагаемых изменений, надо иметь представление о важности каждого из них и способности устранить имеющиеся в ТП изъяны.

О ЗНАЧИМОСТИ ПРЕДЛАГАЕМЫХ ИЗМЕНЕНИЙ
Самые скромные по объему и значимости – это изменения, полученные путем внесения в текст пункта или замены в нем одного­трех слов. Более масштабные правки связаны с заменой названий органов, организаций и некоторых формулировок. Наиболее объемные изменения – это исключение двух­трех абзацев или пунктов и добавление примерно такого же количества новых абзацев.
Думаю, объемы и содержание предлагаемых Проектом изменений трудно назвать существенными или кардинальными.

ЛИКВИДИРОВАНЫ ЛИ ИЗЪЯНЫ И НЕТОЧНОСТИ ТП?
Попытаюсь перечислить наиболее существенные из тех, которые успешно перекочевали из ТП в Проект. Начну с глоссария последнего документа – п. 1.4.

КАК ПРИКАЖЕТЕ ПОНИМАТЬ?
Странное дело: в глоссарии Проекта перед термином «специальное обучение» указана его периодичность – «ежегодное», а в требованиях п. 4.1 она отсутствует. Как это следует расценивать? В каком случае авторы Проекта излагают свою позицию?
Предлагаю:
формулировку Проекта заменить на следующую: «Должностные лица и другие работники, занятые на специальных работах, проходят ежегодное специальное обучение и проверку знаний соответствующих нормативно­-правовых актов по охране труда»;
ввиду отсутствия нормативно­-правового акта, устанавливающего это соответствие, предлагаю указать в Проекте, кто и каким образом должен его устанавливать.

ЧТО ИМЕЕМ В СУХОМ ОСТАТКЕ?
Все изложенное выше позволяет сделать не слишком утешительные выводы.
1. Изменения, внесенные авторами Проекта в ТП, трудно назвать существенными или кардинальными и по объему, и по содержанию.
2. Проект изобилует изъянами, унаследованными от предыдущего ТП.
3. Проект осовременивает требования предыдущего ТП, но не предлагает новых подходов, методов и форм проведения обучения по вопросам охраны труда, а также повышения его эффективности.
Имеем до боли знакомую всем украинцам картину ремонта дорог: вместо своевременного создания нового, качественного и надежного покрытия (в нашем случае это пересмотр нормативно­правового акта по охране труда) получаем запоздалый и без особого усердия выполненный «ямочный ремонт» старого полотна (ТП). Результат этого процесса хорошо всем известен…

Анализ определения термина «работа с повышенной опасностью» и сопоставление его с содержанием п. 4.1 Проекта приводят к нескольким интересным выводам.
1.1. Очевидно, что работы, удовлетворяющие второму признаку определения (требующие профессионального отбора), перечислены в ДНАОП 0.03-8.06-94 «Перечень работ, где есть необходимость в профессиональном отборе» (далее – Перечень 8.06).
1.2. Работы, удовлетворяющие первому (в условиях влияния вредных или опасных производственных факторов) и третьему (связанные с обслуживанием, управлением, применением технических средств труда или технологических процессов, характеризующихся повышенным риском возникновения аварий, пожаров, угрозы жизни и причинения вреда здоровью, имуществу, окружающей среде) признакам, перечислены в НПАОП 0.00-2.01-05 «Перечень работ с повышенной опасностью» (далее – Перечень 2.01).
1.3. Применение термина «работы с повышенной опасностью», содержащегося в названии Перечня 2.01, для обозначения общей совокупности работ Перечней 8.06 и 2.01 является неправомочным, так как Перечень 8.06 содержит ряд видов работ, которые отсутствуют в Перечне 2.01 (в кессонах, барокамерах; связанные с: подъемом на высоту; применением взрывчатых материалов; ношением огнестрельного оружия и т. д.). Иными словами, есть целый ряд видов работ, для которых согласно требованиям нормативно-правовых актов необходим профессиональный отбор, но которые не являются работами с повышенной опасностью.
1.4. Совместное присутствие в определении данного термина первого и третьего признаков является излишним, так как они не могут существовать один без другого – они тождественны. Если имеются опасные и вредные производственные факторы, то очевидно, что возможно возникновение аварии или пожара, существование угрозы причинения вреда здоровью или жизни. С другой стороны, обслуживание, управление, применение технических средств труда или технологических процессов только в том случае может привести к возникновению аварий и пожаров, к угрозе жизни или здоровью, когда имеются опасные и вредные производственные факторы.

С целью устранения указанных выше недостатков предлагаю:
• заменить данный термин на термин «специальные работы», то есть работы, перечисленные в НПАОП 0.00-2.01-05 «Перечень работ с повышенной опасностью» и ДНАОП 0.03-8.06-94 «Перечень работ, где есть необходимость в профессиональном отборе», которые производятся в условиях влияния опасных и/или вредных производственных факторов;
• изменить определение термина «специальное обучение» следующим образом: это ежегодное обучение и проверка знаний у работников, которые привлекаются к выполнению специальных работ, требований соответствующих нормативно-правовых актов по охране труда.

Без дополнительных пояснений и уточнений в Проект перенесены определения терминов «стажировка» и «дублирование». При их внимательном рассмотрении усматривается почти полное совпадение сущностных составляющих этих понятий. В обоих определениях речь идет о: приобретении практического опыта выполнения; производственных (профессиональных) заданиях и обязанностях; рабочем месте; периоде после теоретической подготовки до начала самостоятельной работы; под непосредственным руководством (надзором) опытного специалиста (работника). По сути, дублирование есть та же стажировка, к которой добавлено прохождение противоаварийных и противопожарных тренировок, т. е. «стажировка с прохождением противоаварийных и противопожарных тренировок». Тогда стоит ли к одному и тому же процессу применять два разных термина: «стажировка» и «дублирование»? Не избавляет от этих сомнений и содержание раздела 7 ТП, в восьми пунктах из девяти которого эти термины используются параллельно, так как требования к ним одинаковы.

Без дополнительных уточнений в пп. 3.1 и 5.1 Проекта воспроизведена расплывчатая формулировка ТП «…во время приема на работу…». Какой алгоритм, последовательность действий, какой временной интервал скрывается за этими словами – первая неделя или первые шесть месяцев после подписания приказа о приеме? Особенно если речь идет, например, о таком должностном лице, как энергетик, который является одновременно лицом, ответственным за техническое состояние и безопасную эксплуатацию машин, механизмов, оборудования повышенной опасности и за выполнение специальных работ, а в его функциональные обязанности входит соблюдение требований десятка НПАОП. Как уместить эти многочисленные виды обучения, на каждый из которых в учебном центре отводится несколько десятков часов, в короткую фразу «при приеме на работу»?

Не конкретизировано в Проекте содержание излишне обобщенного п. 3.4. ТП об организации учебного процесса.

Считаю, что Проект не должен содержать ссылок на неизвестные, даже не указанные в нем акты, а должен воспроизводить дословно все минимально необходимые требования к материально-техническому обеспечению, форме и содержанию учебно-тематических планов и программ, к минимально необходимому перечню, форме и порядку ведения учебной документации.

Не претерпел изменений и второй абзац п. 3.14 Проекта о внесении «конкретных видов работ» в протокол и удостоверение, хотя в их формах нет места или строки, предусмотренных для вписывания этой информации.

По-прежнему п. 4.3 Проекта не содержит более подробной регламентации вопросов:
о минимальных требованиях к содержанию, объему и продолжительности одного вида специального обучения, а также примерных форм учебных планов и программ;
как поступать, если в функциональные обязанности работника входит выполнение 5–10 видов специальных работ? Его специальное обучение должно состоять из одной программы, содержащей информацию соответствующего количества нормативно-правовых актов, или из определенного количества программ по каждому отдельному нормативно-правовому акту? Какова должна быть экономически обоснованная продолжительность специального обучения и проверки знаний такого работника?

Подобно ТП пп. 5.1–5.3 Проекта содержат требования о том, что руководители предприятий, руководители и специалисты служб охраны труда проходят одинаковое обучение по вопросам охраны труда по одним и тем же Типовому тематическому плану и программе обучения должностных лиц (приложение 4), что является нецелесообразным. Логичнее было бы раз в три года помочь освежить в памяти либо обновить знания основ охраны труда руководителям предприятий, которые повседневно занимаются массой других проблем и задач. Но зачем делать то же самое с профессионалами, обязанными знать и уметь ежедневно пользоваться нормативно-правовыми актами по охране труда, что однозначно записано в их должностных инструкциях? Образно говоря, мы пытаемся усадить за одну парту для повторения таблицы умножения ученика начальной школы и учителя математики.

А если руководителя и специалистов службы охраны труда с определенной периодичностью направлять на курсы повышения квалификации, то отдача от такой учебы будет много больше.

В Проекте не нашлось места для уточнений и дополнительных пояснений второго абзаца п. 6.9 ТП.
8.1. Если воспринимать буквально изложенную в нем информацию, то все указанные 10 дней кто-то должен вдалбливать в голову конкретного рабочего содержание его родной инструкции по охране труда и проверять, как он усвоил и понял ее содержание. Кто может этим заниматься в условиях реального производства?
Если подразумевается, что для данного рабочего в какой-то один день из отведенных десяти еще раз (дополнительно) непосредственный руководитель проводит необходимый вид инструктажа, то возникает вопрос о том, к каким работам можно допускать этого рабочего все предшествующие дни и каким образом они должны оплачиваться?
8.2. Кроме того, в данном пункте по-прежнему отсутствует указание о том, следует ли и какую именно запись вносить в журнал регистрации инструктажей по вопросам охраны труда на рабочем месте при неудовлетворительных результатах проверки знаний, умений и навыков безопасного выполнения работ после первичного, повторного или внепланового инструктажей.

В первом предложении п. 6.10 Проекта, как и в ТП, отсутствует однозначное уточнение: «О проведении первичного, повторного, внепланового и целевого инструктажей и о допуске к самостоятельной работе после первичного инструктажа или стажировки (дублирования) лицо, проводившее инструктаж, производит запись в журнале регистрации инструктажей по вопросам охраны труда на рабочем месте (приложение 6)».
(Кроме того, следует соответствующим образом изменить и разграфление данного журнала, а конкретнее, заголовок «Стажировка/дублирование на рабочем месте» расширить и на столбец 12. Ограниченные рамки журнальной публикации не позволяют изложить здесь подробную аргументацию позиции автора по этому вопросу. С ней можно ознакомиться в приложении к журналу «Охрана труда» №10/2014 на с. 62–64.)

Олег Моисеенко, собкор

president banner1 banner4 banner3 banner2 banner5